Сказка о цветок роза

Добавлено: 03.06.2018, 01:27 / Просмотров: 85582
Закрыть ... [X]

Сказка о розе

 

Маленький, нежный бутон медленно раскрывался навстречу ласковым солнечным лучам, которые, пробиваясь сквозь ярко-зеленое кружево древесных листьев, согревали молодое, хрупкое растение. Бледно-розовая, почти прозрачная роза родилась в старом, разросшемся саду, наполненном мудрыми седыми деревьями, изумрудной травой, радостно-звонким пением птиц, шепотом теплого ветра и цветами. Осмотревшись вокруг, она сразу полюбила этот пока незнакомый и удивительный мир. Ее мать – природа наделила это место всем, что было необходимо для жизни: плодородная земля питала силой жизни каждое свое дитя, веселая прозрачная речка, протекавшая совсем рядом, наполняла корни живительной влагой, раскидистые кроны старых деревьев укрывали розу от полуденного зноя и тяжелых капель дождя, а мягкий, шелковый ветер рассказывал ей о тех чудесных далеких странах, в которых он успел побывать прежде, чем прилетел сюда. Он бережно прикасался к ее бледно-розовым губам-лепесткам, вдыхал ее мягкий, чуть сладковатый аромат, не замечая маленьких, но острых шипов, обнимал ее тонкий стебель. Да, бродяга-ветер стал ее лучшим другом, а благоухающая тишина старого сада, переплетаясь с яркой лазурью небес, с ночным серебром луны, с журчанием прохладной реки и шелестом листьев наполняла жизнь розы состоянием покоя и умиротворения. Она радовалась каждому восходу пылающего солнца, любила  и помнила каждый поцелуй ветра, благодарила землю за ее тепло и материнскую заботу, а ночью, когда бесконечная вселенная рассыпалась над ней мириадами звезд на темном небе, роза смотрела в ее бездонные глаза и мечтала... и ей казалось, что так будет всегда. Любовь благоухала, любовь заставляла розу светиться, и многие цветы любовались ею и готовы были отдать все на свете – лишь бы оказаться рядом.

 

«Ты прекрасна, словно утренняя заря», – склонившись, шептал розе ярко-сиреневый ирис, «ты – свет моей жизни», – слышала она слова звонкого ландыша, а мак тянулся к ней всеми своими огненно-красными лепестками, стараясь хоть слегка дотронуться до ее колючек. Но роза никого не выделяла среди богатого разнообразия цветуще-пушистого окружения. Она любила всех одинаково – и цветы, и ветер, и солнце и деревья... Она просто жила и радовалась тем жизненным силам, которые текли сквозь нее. «Простите, милые, простите, – пела она, – но все вы одинаково дороги для меня, и нет среди вас того, кто был бы дороже всех».

 

Так проходило сладко-тягучее, звеняще-зеленое, разбавленное зноем и грозами лето. Его золотисто-колючие косы рассыпались по полям зрелой пшеницей, а на своих щедрых ладонях оно держало тяжелые, налитые соком и солнцем, плоды и сладкие ягоды. Лето созревало, и от жара солнечных лучей становилось все бледнее, предчувствуя осень. Но старый сад был по-прежнему зелен и свеж. Однажды его цветочную тишину нарушила удивительная новость. «Знаешь, милая, что я узнала сегодня от молодой акации – моей соседки? – говорила большая, пожилая лилия только что проснувшейся розе, – ты не поверишь, но сегодня, очень рано, на рассвете в нашем саду расцвел тюльпан... представляешь?» Роза не нашла в новости что-то удивительное. Она только порадовалась, что в саду стало еще на один красивый цветок больше. «А что же в этом необычного? – спросила она у лилии, – я, правда,  еще ни разу не видела тюльпанов, но думаю, что он украсит наш сад, который станет еще прекраснее» «В том то и дело, дорогая, что ты не могла видеть тюльпаны, – ответила лилия, – они цветут весной. Когда розы только собираются цвести, они уже отцветают. И уж тем более, тюльпан в это время года – настоящая редкость. Ах, ты себе не представляешь, какие они бывают красивые... большие, ярко-красные. Говорят, что тюльпаны бывают разные – и розовые, и желтые, и с бахромой... но в пору своей юности я видела красные...» И старая лилия, совсем забыв о розе, углубилась в свои далекие воспоминания. Она медленно раскачивалась из стороны в сторону с мечтательным видом. А роза, как всякая юная и страстная душа, мечтающая познать окружающий мир во всем его разнообразии, уже размышляла над тем, как бы увидеть чудесный цветок с того места, где она росла. «Послушайте, почтенная лилия, – обратилась она к своей грезившей соседке, – а этот тюльпан, о котором вы сегодня слышали, где он? Мне бы очень хотелось его увидеть» Лилия очнулась. «Да, было время, – произнесла она все еще мечтательным голосом, – вернуться бы в годы моей юности. Но боюсь, что это невозможно. А о чем ты спросила? Где тюльпан? Да это проще простого. Он расцвел как раз недалеко от тебя. Мне то его не видно, оттого и узнала о нем в последнюю очередь, а вот ты, если немного наклонишься вперед, сможешь его увидеть» «Но как я могу наклониться?» – спросила роза. «Так же, как ты это делаешь всегда, – ответила лилия, – попроси своего друга помочь тебе». «А ведь это возможно! – обрадовалась роза, – я ведь совсем забыла про ветер. Как только он появится – сразу попрошу его помочь мне увидеть этот загадочный тюльпан». И она стала ждать ветер.

 

Он подул только под вечер, на закате, добавив в обжигающе-терпкий коктейль летнего дня освежающую льдинку прохлады. Ветер пах мятой и дождем. «Ты скучала по мне? – задорно спросил он у немного печальной, истомленной ожиданием розы, – чем я могу развеселить тебя, милая? Сегодня я побывал в очень далекой и удивительной стране. Хочешь, я расскажу тебе о ней?» Роза посмотрела на него с благодарностью. Она с наслаждением ощущала, как ветер нежно ласкает ее лепестки своими шелковыми ладонями. «Нет, мой друг, – ответила роза, – сейчас я не хочу слушать про далекие страны. У меня есть к тебе одна просьба» «Чего же ты хочешь?», – спросил немного удивленный ветер. «Видишь тот пышный и цветущий куст? Из-за него мне никак не удается увидеть тюльпан, который расцвел там сегодня утром, но, если ты раскачаешь меня посильнее, то это будет возможно» «Тюльпан? В конце лета? А ты ничего не путаешь?» «Нет, мне рассказала о нем лилия, а она никогда не говорит того, чего не было. Пожалуйста, помоги мне», – взмолилась взволнованная роза. «Хорошо, я попробую», – согласился ветер, которому тоже стало интересно.

 

И он подул изо всех сил. Роза раскачивалась из стороны в сторону и наконец-то смогла увидеть то чудо, о котором шумел весь старый сад. Сильную, длинную ножку венчал крупный, красивый цветок, а три узких, росших почти от самой земли, темно-зеленых листа дополняли его незнакомую красоту.

 

Роза была поражена в самое сердце. Она уже ничего не замечала вокруг, а только впитывала увиденное, разговаривая мысленно сама с собою. «Как он прекрасен... еще никогда в жизни я не видела ничего, более удивительного. Но как странно... ведь он же темно-темно-красного, почти черного цвета. А лилия говорила о желтых и розовых тюльпанах. Наверное, она все-таки иногда ошибается». Розе казалось, что теперь весь мир сосредоточен вокруг этого, не похожего ни на что другое, темного цветка. Веселый ветер что-то шептал ей, пытаясь вернуть себе ее внимание, но в тот момент он менее всего интересовал розу. Она, еще ни разу не испытавшая любовь к одному-единственному существу, теперь словно оказалась в другом пространстве и времени. Мгновенная и яркая вспышка первого взгляда оставила горячий ожег, из маленькой искры рождалось большое пламя, и казалось, что для счастья не хватает только ответного взгляда, что до пропасти – один шаг, что до смерти – рождение. Но гордый, одинокий тюльпан не обращал никакого внимания на розу и ветер, и только смотрел куда-то вдаль, словно там, за синим горизонтом протекала его настоящая жизнь. «Прощай, милая, мне пора, – прошептал розе улетающий в ночь ветер, – теперь я долго не вернусь в этот сад, к тебе». Но очарованная, околдованная чарами любви, слегка порозовевшая роза почти ничего не услышала. «Прощай, и может быть когда-нибудь ты снова вспомнишь обо мне», – отчаянно прокричал ветер в последний раз, вихрем пронесся сквозь густую листву старых деревьев, над серебристой речкой и исчез в темнеющем небе, унося в далекие страны свою новорожденную печаль.

 

Роза перестала раскачиваться, и ей впервые в жизни стало очень одиноко оттого, что она уже не может смотреть на своего любимого. «Так вот о какой любви говорили все, но я их не слушала, – думала она, погружаясь в теплую тишину засыпающего сада, – ах, как сильно я хочу быть с тобой сейчас рядом, любимый. Но я – цветок, у меня нет ног, чтобы дойти до тебя...» Этой ночью розу не радовало жемчужно-звездное небо, которым она обычно любовалась, ее не радовал загадочный свет полнолицей луны, она не замечала отсутствие верного друга – ветра, она более не любовалась серебристыми переливами лунной воды в реке... холод одиночества и любовной тоски познавался ею, она ощущала их тяжесть в своем сердце как иное, непривычное и сжимающее состояние, словно ей не хватало воздуха, словно  струны натянуты до предела, словно остался один шаг до безумия.

 

«Я хотела понять что такое любовь, но не знала, что это так прекрасно и больно», – тихо плакала роза. Ее прозрачные слезы намочили ночных музыкантов – сверчков, и они с жалостью смотрели на колючую красавицу. «Как же я теперь смогу жить без тебя? Дойти к тебе я не могу, и видеть тебя тоже», и роза впервые в жизни пожалела, что была рождена цветком. А безмолвная ночь тихо текла к рассвету.

 

«Милая моя, что с тобой происходит?», – словно сквозь сон услышала роза голос лилии. Она огляделась вокруг и поняла, что уже наступило свежее и солнечное утро. «А что со мной не так?», – тихо спросила она. «Твои упругие лепестки немного увяли, и сама ты словно поникла, словно собираешься отцветать. А ведь ты еще совсем молода», – сочувственно-заботливо ответила лилия. «Лучше бы мне не жить, мне так плохо», – продолжала шептать роза. «Да что с тобой? Еще вчера ты была полна жизни и красоты, а сегодня сохнешь, словно в пустыне», – волновалась лилия. «Извините меня, но я хотела бы побыть одна», – попросила роза, и лилия недоуменно и обиженно замолчала.

 

Весь день роза пыталась сделать хоть что-нибудь, чтобы увидеть любимого. Она хотела раскачаться, но без помощи ветра ее усилия были напрасны, она тянулась, словно к солнечному свету, всеми своими  тонкими листьями, всем своим существом в сторону тюльпана,  но что может сделать вросший корнями в землю цветок? Ее цветочные жилы ныли от натяжения, а сердце – от тоски, но роза не сдвинулась со своего места ни на шаг, ни на мгновение. Тишина и безмятежность ночи не принесла желанного облегчения.

 

А потом безнадежная пытка продолжалась каждый день, но жертва была напрасной, а стремление – безответным. Стройный стебель розы, усыпанный маленькими колючками, изогнулся, но ее это не заботило. «Сколько же ты еще сможешь выдержать, бедняжка?», – вздыхала догадавшаяся обо всем лилия, но роза молчала, погруженная в свою неразделенную любовь.

 

Однажды в сад пришла женщина и срезала черный тюльпан. Когда наблюдавшая за всем роза это поняла, ее бледно-розовые, бархатистые лепестки стали почти белые, бескровные. «Куда его забрали?, – закричала она, на мгновение увидев красавца – тюльпана, – я хочу с ним! Пожалуйста, заберите  и меня, иначе я завяну». «Боюсь, дитя, что это невозможно, – сочувственно ответила лилия, – твоего любимого забрали в дом люди. У них такой обычай – они приходят в сад и срезают нас, чтобы потом украшать свое жилище. Они не понимают, что жить мы можем только здесь, на земле, а срезанные мы медленно умираем, и, уж если нам предназначено когда-нибудь умереть, то лучше встретить свою смерть в саду, чем в хрустальной вазе. Оттого, дитя, радуйся, что тебя оставили пока с нами». «Нет, лучше смерть рядом с любимым, где бы он ни был», – ответила роза и заплакала чистой и горькой росой. «Глупенькая, – ласково ответила лилия, – ты можешь полюбить еще кого-нибудь, при этом останешься жить, а тюльпан скоро завянет. К тому же, он ничего не знает о твоей любви». Но розе были непонятны слова старой лилии. Ее иссохшая душа рвалась к любимому. А тяжелая мысль о том, что он умирает где-то там, вдали от нее, в полном одиночестве, без родной души рядом, резала по сердцу, вызывая кровоточивую боль. Но что она могла сделать? Только мысленно быть рядом, отдавая все свои силы, и медленно вянуть.

 

В мучениях прошла еще одна бессонная ночь, а на следующее утро хозяйка сада, заметив, что одна из ее самых прекрасных роз начала вянуть, решила срезать и ее. Это было очень больно, но еще больней была беспощадная разлука. «Прощайте, мои любимые, мои добрые друзья, – говорила роза, когда ее уносили, – прощай, моя мудрая подруга лилия, прощай старый сад, прощай речка, прощай солнце, прощай небо. Больше мы не увидимся». Она видела, как плакали цветы и деревья, провожая ее печальным шелестом и последними словами – ведь ее любили все. «Прощай наша весенняя радость, наше маленькое солнце, наша любовь...»

 

Грусть расставания немного заглушала боль  от раны на срезе стебля. Постепенно она утихла, и роза затаила дыхание в надежде на долгожданную, выстраданную встречу с любимым.

 

Но какое горькое разочарование ждало ее снова. Цветок аккуратно подрезали и поселили в драгоценную вазу тонкой работы... но, на том столе, куда поставили розу в ее новом жилище, не было других цветов – ни тюльпанов, ни лилий, ни ромашек. Пролетавший мимо открытого окна соловей пропел страдалице, что видел ее любимого в соседней комнате, в точно такой же вазе. Теперь препятствие было просто непреодолимым, и от тоски роза потеряла свой первый лепесток. Он медленно соскользнул к подножию вазы, и остался там словно осколок разбитой надежды.

 

Прошел еще один долгий и жаркий, почти осенний день, но роза, впавшая в бессильное и вялое оцепенение, ничего не замечала. Ее стебель не впитывал воду, которую налили в вазу, а душа не впитывала жизнь, которая еще текла через нее тонким потоком. Но наступивший вечер разразился сильным ветром. Это был тот самый ветер, который покинул старый сад в поисках успокоения сердечной боли. Он стал сильнее. Теперь это был не теплый, ласковый ветерок-бродяга, а грозный, своенравный ветер, который мог становиться ураганом. Но, несмотря на свою грозную силу, его душа так и не избавилась от плена любви. Он вернулся сюда в надежде, что его любимая, забыв о тюльпане, вновь вспомнила о ветре, он искал укрощение своей силе, он смог бы подчиниться только одному ее взгляду, только одному ее слову, только ее красоте. Узнав от лилии, что роза была срезана и унесена в дом, он словно обезумел. Ворвавшись в комнату через распахнутое в сад окно, скиталец увидел увядающую розу. «Что же сделала с тобой твоя любовь? – прошептал он, нежно взяв ее головку в свои шелковые ладони, – я бы мог дать тебе больше... я бы мог остаться с тобой навсегда. Я же ветер, я могу парить и прилетать сказка о цветок роза к тебе по твоему первому зову... но ты выбрала другого. И я ничего не могу изменить. Слышала ли ты хоть раз как воет ветер? Я плачу и умираю от тоски, так же, как и ты... жива ли ты, любимая?»

 

Роза была еще жива и ответила: «Ты ли это, мой друг? Я уже и не надеялась увидеть тебя снова. Если ты любишь меня, то ты поймешь и простишь все. Прошу тебя, раскачай меня снова... это моя последняя просьба». И она безвольно опустила желтеющие лепестки. «Хорошо», – крикнул ветер.

 

Опасаясь сильных порывов ветра, хозяйка дома зашла в комнату и закрыла окно, но потом, оглядевшись, заметила на полу разбитую вазу и лежащую рядом розу. «Господи, – вскрикнула она от неожиданности и удивления, – и как такое могло случиться? Наверное, сильный ветер скинул вазу на пол... ну что ж, прийдется на время поселить тебя к соседу». Женщина осторожно, чтоб не пораниться, взяла розу и отнесла ее в соседнюю комнату. «До утра ты поживешь здесь, – сказала она, ставя розу в одну вазу с черным тюльпаном, – а завтра я перенесу тебя в другую вазу». Потух свет, и хозяйка вышла из комнаты.

А за окном отчаянно выл ветер. Врезаясь в деревья и путаясь в их ветках, разбиваясь о каменные скалы, усиливая звуки грома, поднимая тучи пыли, бушуя и плача, он прощался со своей любимой, зная, что никогда не будет освящен ее любовью.

 

Слушая заунывные звуки ветра, роза чувствовала, как ее сердце расширяется от счастья до размеров Вселенной. Ей было жаль друга, но радость обретенной мечты затмевала все остальные чувства. Ее увядшие лепестки за несколько мгновений обрели прежнюю упругость и свежеть, а ее душа снова начала источать тот яркий свет, которым когда-то любовались обитатели старого сада.

Он начал разговор первым.

–  Ты, наверное, не из нашего сада...

–  Почему ты так думаешь?

– Я вырос в этом старом саду, видел много роз, но среди них не было ни одной, похожей на тебя... такой прекрасной.

Роза лучилась от счастья.

– Спасибо тебе, мне, правда, очень приятно слышать, что ты считаешь меня красивой. Но я выросла в том же саду, что и ты.

– И ты знала обо мне?

– Конечно. Я полюбила тебя с первого взгляда. Мой друг – ветер помог мне увидеть тебя, а сейчас он помог нам встретиться, что было невозможно там, в саду.

Роза замолчала. Тюльпан тоже молчал, пораженный ее откровенным признанием. Немая пауза, наполненная размышлениями и чувствами, длилась достаточно долго.

–  Если ты не хочешь быть со мной, то я не стану настаивать. Прости меня, если мои слова показались тебе обидными, – неуверенно и смущенно прервала роза затянувшееся молчание.

– Нет, что ты... – спохватился тюльпан, – извини меня, я просто размышлял о своей прежней жизни и за несколько мгновений многое понял. Понимаешь, когда я жил еще в саду, то каждый день мечтал встретить свою любовь, но мне казалось, что она должна быть похожей на ангела, а значит, в саду ее нет. Я долго смотрел вдаль, за горизонт, все ждал, что увижу ее... теперь я понимаю – каким был глупым и наивным. Ведь та, которая и есть моя любовь, была совсем рядом, она даже знала о моем существовании, думала обо мне, тянулась ко мне, а я тратил свою жизнь на пустые мечты...

– О ком же ты говоришь? – встревоженно спросила роза. Ей не хотелось, после столь долгого и мучительного ожидания, снова оказаться в одиночестве с разбитым сердцем.

Но черный тюльпан нежно смотрел на нее.

– О ком я говорю? О тебе, конечо...

Он прижался к розе и крепко обвил ее колючий стебель своими длинными листьями.

– Теперь мне не страшна смерть, – прошептал тюльпан, – до встречи с тобой мне было так холодно и одиноко, но теперь ты нашлась, и ты рядом. Теперь уже ничто не сможет вырвать тебя из моего сердца.

 

Роза молчала, задыхаясь теперь уже от горячей волны радости, захлестнувшей ее душу. Оказывается, он тоже ждал ее всю свою жизнь, только не знал, что она рядом. Но теперь все казалось таким простым, ведь сошлись все части разорванной души, и она обрела целостность, развязались удушливые узлы, а две реки слились в одну.

Они провели вместе только одну ночь, которая навсегда соединила их любящие души. Где-то, внутри их единого существа они умерли и возродились снова, но воскрешенные, они уже не были прежними.

И снова наступило утро. Постепенно утих безумный ветер, и, печальный, принес свою тоску в жертву Небу.

Черный тюльпан нежно гладил тихо спящую в его объятиях розу. Его не тревожили раны, которые оставляли на его листьях маленькие колючки – ведь он любил ее, а роз без шипов не бывает. «Сколько же раз я мечтал об этих мгновениях там, в цветуще-поющем саду или уже здесь, в одиночестве немых и незнакомых комнат, когда задыхался без солнца и неба, – думал тюльпан, – я жалею лишь о том, что дни мои сочтены, и я не хочу, чтоб ты, любимая, страдала, глядя на то, как я умираю». Роза проснулась и одарила тюльпан ласково-сонной улыбкой. «Доброе утро, любимый. О чем ты думал?» «Я думал о том, как мы счастливы. Я люблю тебя» «И я тебя тоже очень-очень-очень сильно люблю. Как ты думаешь...» Но роза не успела задать свой вопрос, ибо в этот момент один из лепестков тюльпана оторвался и медленно упал на стол. Роза с ужасом увидела, что потерянный лепесток не был единственным. Тюльпан же со смирением и печалью наблюдал за своим неизбежным увяданием.

 

«Не может быть, что мы встретились слишком поздно, – побледнев, прошептала роза, – мы только обрели друг друга, только обрели жизнь... я не хочу, чтобы ты умирал» «Увядание – это часть нашей жизни, любимая, – спокойно ответил тюльпан, – мой час пришел. и мы ничего не можем с этим поделать. Я только хочу, чтобы ты не страдала из-за меня» Роза хотела что-то возразить, что-то отчаянно крикнуть, но в тот момент в комнату вошла хозяйка дома. В руках она держала новую вазу, не такую красивую и изящную, как разбитая, но тоже подходящую для розы. Налив  воды, она осторожно переставила в нее розовый цветок. «А тюльпан почти совсем завял, – расстроенно произнесла женщина, – жаль, красивый был, необычный... да еще в такое время года. Вечером прийдется выкинуть». С этими словами она удалилась из комнаты, оставив тюльпан и розу вновь разделенными.

«Почему был? Он есть, есть, есть», – отчаянно шептала роза. Она снова тянулась к любимому всеми своими лепестками, снова древесные жилы отозвались болью. «Глупые люди, – думала она, – почему они постоянно разделяют нас, почему не дают хотя бы перед смертью быть вместе...»

 

Целый день она смотрела на то, как умирает ее любимый, как он постепенно теряет лепесток за лепестком, как угасает в нем жизнь, как его покидают последние силы. Какое же сердце выдержит подобную муку? Она снова теряла его, не успев впитать ту любовь, которую он бы мог подарить ей, не успев отдать свою. Но теперь в этом не было вины людей. «Очнись, любимый, очнись, – кричала она, тщетно пытаясь дотронуться до тюльпана краешком листка, – если ты умрешь, то я умру тоже. Я не выдержу новой разлуки с тобой» Но тюльпан, в котором жизнь уже едва теплилась, напрасно пытался поднять тяжелую, увядшую голову. Он смог только едва уловимо прошептать: «Прощай... Как хорошо, что мы были с тобой вместе... Смерти больше нет» Его глаза закрылись. Оцепенев, роза смотрела как медленно, словно прощаясь, к подножию ее вазы опустился последний темный лепесток. Резкая боль прошлась холодным лезвием по ее душе, и сквозь разорванную рану начала истекать жизнь и из самой розы. Но она была даже рада этому. «Освобождение, – думала она. – я иду вслед за тобой, любимый...»

Вечером, зайдя в комнату, хозяйка увидела два увядших цветка. Для нее это была всего лишь засохшая раньше времени роза и отцветший черный тюльпан. Она и не знала, не ведала какую пустыню одиночества перешли они, и какой яркий свет любви излучали. «Тюльпан я выкину, – думала женщина, – он больше не нужен. А вот из этой засохшей розы может получиться отличный черенок. Возьму его и посажу».

  

 Когда после снежной и холодной зимы юная весна согрела своим теплым дыханием старый сад, бродяга-ветер вновь возвращался. Ветер – он ветреный... он уже успел позабыть о своей несчастной любви к красавице розе и беззаботно, стремительно и легко рассекал пространство, наполненное пением птиц и сладко-терпким ароматом весенних цветов. «Как прекрасен мир!», – восторгался ветер. Он и сам не заметил, как очутился в знакомом саду. Старые деревья дружелюбно приветствовали давнего знакомого. Ничего не изменилось за время долгого отсутствия, но внезапно что-то привлекло его внимание. Ветер опустился чуть пониже и понял, что притянуло его, словно магнитом, к земле. Это было все то же яркое свечение, так хорошо знакомое ему по прошлой весне. «Неужели милая цветок роза жива?, – недоумевал ветер, – ведь только она может излучать столько света».

Одиноко, почти на самом краю сада, расцвела прекрасная роза. Она по-прежнему тянулась к солнцу всеми своими лепестками и радовалась всему, что ее окружало, что она чувствовала. Но ветер не узнавал ее. Вместо бледно-розовых, почти прозрачных лепестков он увидел темно-красный тяжелый бархат...

Ветер слегка дотронулся до лепестков своими шелковыми ладонями. Роза узнала его и приветствовала ласковыми словами: «Здравствуй, мой друг! Я очень рада видеть тебя снова. Я вижу, ты вернулся». «Здравствуй, милая! – ответил ветер, окончательно поверивший, что перед ним именно та роза, – да, я вернулся, и очень удивлен. С небесной высоты я заметил знакомое свечение – твое свечение, и опустился пониже, чтобы разглядеть тебя. Теперь я верю, что это действительно ты. Но я никак не могу понять – куда девались твои прекрасные светлые лепестки? Как смогла ты из бледной красавицы превратиться зрелый, бархатный цветок? Или такое возможно?» Роза рассмеялась серебристо-счастливым смехом. «Возможно, мой друг, возможно... и знаешь, если бы не твоя помощь, то этого бы не случилось. Частица любимого живет во мне и сейчас. Он навсегда стал частью меня, а я – частью его. Мы все-таки были счастливы, жаль, что только одну ночь. Но в ту волшебную ночь цвет наших лепестков смешался, мы вросли друг в друга, а когда из меня сделали черенок и снова высадили, я расцвела, и, поверь, я чувствую в себе силу двух сердец. Мы наконец-то вместе навсегда...» И роза засветилась еще ярче.

Озадаченный и удивленный ветер не стал больше расспрашивать розу и полетел дальше – у него было еще много дел, ведь он из беззаботного и юного ветерка превратился в серьезный, сильный ветер.  А бархатная, лучистая роза еще долго радовала жителей старого сада, ибо все любовались ею, удивляясь ее свету.

 

Аврора


Источник: http://www.novosvit.com/poprichine/skazki/roze2.htm



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Максима пеларгония
Не прорастают семена бонсай
Посадка картофеля с препаратами
Как общественным транспортом доехать до рынка садовод
Белокрылка в теплице из поликарбоната
Семена расторопша вред и польза и вред
Черный и белый лен семена


Сказка о цветок роза Сказка о цветок роза
Сказка о цветок роза


Сказка о том, как роза стала взрослой МЕЖДУНАРОДНАЯ
Сказка Розы и шипы Социальная сеть работников образования



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ